Category: искусство

знамя

Верхний пост. Правила

      Итак ,здравствуйте!

      Начинаю свои записи. Я так понимаю, что ЖЖ это как бы забор вокруг моего дома, обращённый на улицу, где я вывешиваю свои дацзыбао, и каждый желающий может их прочитать и оставить свои комментарии. Но забор мой, и, следовательно, правила должен устанавливать я сам. Поэтому сначала о правилах.

1.       Приятно, конечно, когда тебя хвалят и говорят хорошие слова! Но мне так надоел всеобщий «одобрямс», что хочется дискуссии, общения! Поэтому высказывайте своё мнение, спорьте – мне это нравится.

2.       Однако прошу высказываться в пределах русского литературного языка, в смысле без мата – место-то публичное, да и не люблю я мат.

3.   В последнее время  столкнулся с элементарным хамством в ЖЖ. Хамов буду банить сразу и навсегда. Пришёл сюда общаться - общайся, но в рамках элементарных приличий!

Вот и все правила пока что, а там будем посмотреть.


P.S. Что-то я стал часто делать ссылку на свои стихи. Для всех желающих сообщаю, что они опубликованы на http://www.stihi.ru/avtor/vsilvestrov и с ними можно там ознакомиться, тем более, что тексты всегда очень много говорят об их авторе, порой значительно больше, чем он бы и сам хотел!

знамя

Перечитываю любимых авторов...

М.Анчаров «Этот синий апрель»

/К спору с некоторыми очень религиозными .../

Думают, если признать человека мерой всех вещей, человек скажет — все дозволено, и наступит хаос. Так ведь все наоборот, ничего не дозволено. Ведь если я мир, то и он мир, и, может быть, более сложный, чем я, если мне больно, то и другому больно. Потому что кто отказался от своего внутреннего мира, то не считает, что у меня он есть, а стало быть, я предмет неодушевленный и делай со мной что хочешь.

/Об искусстве.../

Разница между искусством и искусственностью такая же, как между «Каховкой», которую когда-то пел Баталов, — и в ней были и ветер, и флаги, и топот коней, и «Гренада», и «Интернационал», и человеческий голос, спокойно выговаривающий слова, — и «Каховкой», которую теперь в юбилейные дни передают по радио, и в ней нет ничего, кроме симфонического оркестра, отличной успеваемости выпусников Московской консерватории имени Чайковского и жирного баритона, мусолящего слова о горящей Каховке и бронепоезде.